Home Интервью ID Finance: кредитная история станет финансовым паспортом каждого человека на планете

ID Finance: кредитная история станет финансовым паспортом каждого человека на планете

284

Banks.eu продолжает серию интервью с топ-менеджерами европейских финансовых учреждений, чтобы рассказать все подробности об их работе в Европе и планах на будущее.

В этот раз собеседниками портала стали сразу два руководителя – сооснователи финтех-компании ID Finance Борис Батин и Александр Дунаев, которые одними из первых почуяли ветер перемен на традиционном финансовом рынке, запустив сервис онлайн-кредитования в России, а впоследствии выйдя на европейский рынок.

Борис Батин – генеральный директор ID Finance. В 2003 году получил диплом экономического факультета Кэмбриджа, кандидат экономических наук. Работал в Deutsche Bank Group в Лондоне, позже занимал пост вице-президента по рынкам долгового капитала России и стран СНГ в Royal Bank of Scotland в Москве. 

В 2012-м вместе с Александром Дунаевым основал первый в России сервис онлайн-кредитования MoneyMan, через год стал сооснователем ID Finance.

 

Александр Дунаев – операционный директор ID Finance. В 2008 году получил степень магистра в Лондонском Королевском Колледже по специальности математические финансы. Работал в Deutsche Bank Group в Лондоне, в том числе руководил группой стратегических сделок по России и СНГ

В 2012-м совместно с Борисом Батиным запустил сервис MoneyMan. В 2013-м стал сооснователем ID Finance.

– С чего начиналась компания ID Finance? Почему была выбрана именно сфера потребительского кредитования?

Батин: C Сашей Дунаевым мы оба учились и затем работали в Лондоне, мировой столице финансовых технологий. На наших глазах взрывной рост демонстрировала революционная компания Wonga, которая первой предложила выдавать кредиты онлайн. Было очевидно, что технологии изменят традиционный финансовый рынок, поэтому мы решили оседлать волну и первыми открыть подобный бизнес в России. Однако наш профессиональный опыт – полностью в инвестиционном банкинге, а потребительский розничный сегмент, как выяснилось, живет по своим законам.

Дунаев: Поэтому на первом этапе мы набили много шишек. В 2011 году зарегистрировали компанию MoneyMan в России. Около года занимались разработкой скоринга, ИТ-стеком, инфраструктурой, набирали и готовили кадры, экспериментировали с бизнес-процессами и партнерами. В августе 2012 года первая в России компания онлайн-кредитования MoneyMan выдала первый заем.

Батин: Стратегия развития бизнеса изначально предполагала международную экспансию. Поэтому в 2013 году мы создали компанию ID Finance, так как холдинговая структура больше подходит для развития бизнеса в разных юрисдикциях и привлечения международных инвестиций. Онлайн модель позволяет нам достаточно быстро масштабировать бизнес. Поэтому обкатав все процессы в России, мы приступили к экспансии.

В январе 2014 года запустили MoneyMan в Казахстане, в июле того же года в Грузии, летом 2015-го пошли на западноевропейский рынок, сперва в Испанию, а затем в декабре запустились в Польше.

Параллельно в рамках ID Finance мы запустили еще один проект – AmmoPay, который автоматизирует наиболее ресурсозатратные процессы в классическом POS-кредитовании, предоставляя рассрочки в абсолютно неожиданных и новых для этого товарных группах.

У нас нетривиальная структура компании. Сейчас штаб-квартира ID Finance находится напополам в Москве и Барселоне, а R&D центр в Минске.

– Как проходило развитие компании в Европе – много ли, в целом, российских финансовых компаний сейчас работает на европейских рынках?

Батин: В принципе, развитие компании от страны к стране не так уж сильно отличается. Этапы примерно одни и те же, практически одни и те же сложности, с небольшими различиями. Самая большая – это кадры. Мы очень скрупулезно подходим к найму управляющего в каждой стране, а затем, когда находим нужного человека, предоставляем ему широкую автономию в вопросах формирования команды и execution.

Дунаев: Если о кадрах продолжить, то в России очень высокий уровень специалистов в области управления рисками. Это обусловлено хорошим уровнем технического образования, а также бумом кредитования в течение последних 20 лет в стране.

Батин: Мы выбрали для старта Испанию и Польшу, поскольку это наиболее развитые страны Европы с точки зрения онлайн-кредитования. Если ты хочешь играть в высшей лиге, то обязательно нужно присутствовать на этих рынках. Все остальные европейские рынки альтернативного кредитования в совокупности значительно меньше, чем в этих двух странах.

Ни в Испании, ни в Польше люди не идут в банк, если им необходима относительно небольшая сумма на короткий срок, они получают кредит мгновенно в интернете. Вся платежная инфраструктура, объем и доступность данных для оценки рисков и законодательная база отлично налажены и работают.

В Испании, например, больше 55% платежей население проводит через интернет, там всем знакомы и привычны подобные услуги. В этом плюс. А минус – в высокой конкурентной среде. Но для нас это вызов. Мы уверены в своих силах. Мы приходим на сложные рынки не для того, чтобы быть аутсайдерами.

– Чем отличается ведение бизнеса в России и Европе? Где клиенты и партнеры охотнее идут на контакт, где строже регулирование, выше конкуренция, где легче начать бизнес?

Батин: Ключевых отличий Европы от России в развитии бизнеса альтернативного кредитования всего два.

Во-первых, в России очень высокий уровень недоверия со стороны граждан к финансовым институтам в целом. Это отражается и на финансовой грамотности. Люди медленно и с неохотой учатся новым возможностям в финансах – онлайн- и мобильному банкингу, онлайн-кредитованию. Вообще, платежи через интернет пока – по большому счету – не в чести в стране. Но это вопрос времени, прогресс – так или иначе – не остановить.

Во-вторых, в России достаточно сильно зарегулирован финансовый сектор.

В Испании рынок не регулируется национальным центральным банком, компании соблюдают закон о защите персональных данных, закон по борьбе с мошенничеством и работают в рамках положений аналога российского гражданского кодекса. А ставка по краткосрочным кредитам ниже, чем России.

Также, как я уже сказал, в Европе и Грузии почти нет офлайнового сегмента альтернативного кредитования, подавляющее большинство игроков этого рынка – это интернет-компании.

Дунаев: Что касается платежной дисциплины, то она также достаточно сильно отличается от страны к стране. Самые дисциплинированные заемщики, согласно нашим данным, проживают в Грузии, затем следует Испания, Польша, Казахстан.

Хуже всего платят по долгам заемщики в России. Это не значит, что все здесь неплательщики, просто доля тех, кто посредственно относится к своим финансовым обязательствам, выше. Однако этот недуг лечится технологически.

Когда компании смогут в автоматическом режиме собирать все необходимые данные для эффективной оценки рисков, то просто перестанут выдавать займы тем, кто не собирается платить по кредиту или уже безнадежно испортил свою кредитную историю.

Когда обществом будет принята установка, что кредитной историей надо дорожить, что хорошая кредитная история – это другие возможности и новое качество жизни, тогда снизится и уровень дефолтов.

– В каких регионах компания будет развиваться в ближайшей и долгосрочной перспективе?

Батин: Сейчас стратегия ID Finance сфокусирована на выходе на рынки Латинской Америки. Это перспективный регион с точки зрения спроса на альтернативное кредитование и огромный рынок с низким уровнем конкуренции. При этом мы продолжим развитие в Европе, особенно в центральной и восточной ее частях, где есть ряд привлекательных рынков.

– Сколько брендов сейчас включает компания ID Finance? Чем отличаются MoneyMan и AmmoPay друг от друга и от предложений конкурентов?

Дунаев: На создание AmmoPay нас вдохновила шведская компания Klarna. Однако если Klarna предоставляет целевые кредиты в e-commerce, то AmmoPay автоматизирует классическое POS-кредитование, упрощая процессы как для покупателя, так и для продавца.

Это было принципиальное решение – идти с онлайн-проектом в офлайн, поскольку в отличие от Скандинавии, где «выстрелила» Klarna, рынок e-commerce в России крохотный и не идет в сравнение с объемами традиционной офлайновой розницы. А надо идти туда, где деньги.

AmmoPay работает так: покупатель приходит в магазин, выбирает нужные товары, затем прямо в магазине заполняет короткую заявку на сайте AmmoPay, дожидается практически мгновенного одобрения и предъявляет кассиру вместо денег специальный код. При этом мы сотрудничаем с программой 1С, полностью интегрированы в кассовое ПО и поддерживаем оплату с помощью mPOS терминалов.

По сути, клиент получает не кредит, а рассрочку до 28 дней для внесения средств, которые он получил через сервис. Скоро мы увеличим срок рассрочки до трех месяцев с одной из партнерских торговых сетей. Если покупатель вернул деньги вовремя, то никаких процентов по кредиту начислено не будет.

Мы намеренно запустили AmmoPay в тех товарных категориях, на которые банки обычно не распространяют кредитные предложения. Это одежда, обувь, товары для дома, спорта, мебель, косметика, бижутерия, аксессуары, а также услуги, например, в индустрии красоты, стоматологии, юридический сервис. Мы нашли свою нишу и будем развиваться в ней.

AmmoPay пока доступен только в России, но проекту еще не исполнилось и года, его масштабирование на другие страны присутствия ID Finance – вопрос ближайшей перспективы.

Батин: Система управления рисками и IT-инфраструктура позволяет нам запускать в принципе любой финансовый продукт, вопрос лишь в нормативной базе той или иной юрисдикции. Наша стратегия направлена на географическую экспансию и продуктовую диверсификацию. Вскоре мы запустим проекты долгосрочных кредитных продуктов, более приближенных к банковским. Также мы нацелены на европейский сегмент микро- и малого бизнеса.

Каждый из работающих сегодня сервисов ID Finance призван решать конкретную проблему. MoneyMan позволяет взять взаймы небольшую сумму (в среднем по всем странам это чуть больше 300 евро) на небольшой срок за 15 минут с любого гаджета из любой точки мира, где есть интернет. Без бумажной волокиты, посещения офиса, общения с кредитными консультантами и т.д.

– Планируется ли развивать какие-то дополнительные услуги помимо кредитования? Например, заняться платежами или депозитами? Стать онлайн-банком?

Батин: Одна из наших целей – монетизация клиентской базы ID Finance, которая уже насчитывает более 2 млн пользователей.

Мы уже оказываем услуги, благодаря которым получаем непроцентный доход.  Одними из первых, по крайне мере в России, стали двигаться в сторону создания финансового супермаркета или маркетплейса, предлагая нашим посетителям на сайте услуги страхования, а также возможность оценить свою кредитную историю, заказав специальный кредитный рейтинг. Эта услуга была запущена в августе прошлого года и вызвала настоящий фурор на рынке. Мы сделали действительно классный, подробный, полезный и удобный продукт.

Классические депозиты мы не можем привлекать в большинстве стран, где работаем, так как не являемся банком. Однако в России MoneyMan имеет статус микрофинансовой компании. Согласно закону о микрофинансировании, компания привлекает средства от квалифицированных инвесторов на сумму от 1,5 млн рублей. В 2015 году мы привлекли 650 млн рублей по ставке 23-25% годовых. В этом году мы снизили ставки, но, тем не менее, они значительно выше ставок по банковским вкладам.

ID Finance же привлекает инвесторов по всему миру. Компания «подняла» 2 инвестиционных раунда на 3 млн долларов в 2013 году и на 6 млн долларов в 2015 году.

– Можно ли назвать ID Finance финтех-стартапом и почему? Какова аудитория компании?

Дунаев: Безусловно, ID Finance – финтех компания. В первую очередь мы занимаемся технологиями и только потом всем остальным. Наша специализация – это кредитный скоринг, обработка больших массивов данных. Мы также разрабатываем и внедряем собственное ПО для работы сотрудников.

В системе риск-менеджмента ID Finance использует вероятностные методы оценки заемщиков, основанные на статистике и данных, которые мы собираем из различных источников. Например, мы используем информацию о платежах потенциальных заемщиков на счета мобильной связи, данные из аккаунтов в социальных сетях, изучаем поведение клиентов на сайтах наших проектов, в приложениях, в том числе при заполнении заявок.

– Какой процент неплательщиков компания в принципе может себе позволить, чтобы оставаться прибыльной?

Батин: У нас уровень неплательщиков в целом по группе на конец первого полугодия составил около 9%. Для компаний альтернативного кредитования, которые априори работают с более рисковым заемщиком, чем банки, эта цифра крайне низкая.

Однако сам по себе объем просроченной задолженности ничего не говорит. Мы можем сделать так, чтобы уровень дефолтов составлял менее 1%, просто «закрутив гайки» на скоринге. Но это не наша цель. Для себя мы ставим вопрос несколько иначе – не сколько мы можем позволить себе невозвратов, чтобы оставаться прибыльными, а как нам максимизировать прибыль с приемлемым уровнем просрочки.

– Как, по вашему мнению, может измениться сфера онлайн-кредитования в будущем? За 5-10 лет?

Дунаев: Один из главных трендов на кредитном рынке – это внутрибанковская сегментация. В обозримом будущем мы увидим разделение банков на две большие части. Одна из этих частей продолжит предоставлять традиционные банковские услуги, например, РКО, которое вскоре станет бесплатным.

Другая выделившаяся часть станет более технологичной и займется привлечением клиентов, предоставлением едва ли не персонифицированного сервиса, сегментированных продуктов. Здесь сосредоточена прибыль.

Батин: Другой важный тренд – это перетекание всех финансовых сервисов в цифровую среду. Иными словами, тотальная автоматизация. В ближайшие 2-3 года популярность получит автокредитование онлайн. В США уже сейчас есть пилотные проекты обеспечения полностью дистанционного цикла ипотечного кредитования.

Кредитная история станет финансовым паспортом каждого человека на планете. Технологии меняют мир до неузнаваемости, создают в нем новые связи, смыслы. Можно принимать это или нет, но остановить невозможно.

Предыдущие интервью из серии можно найти здесь:

Expobank CZ: Банкир должен быть доступен в режиме 24/7

Sberbank CZ: Наши внуки смогут увидеть бумажные деньги только в музее

MasterCard Europe: Платежи должны быть максимально незаметными

Глава MoneyPolo: Мы можем стать банком в ближайшие 5 лет

WebMoney Europe: Мы не просто кошелек, мы создаем среду для бизнеса в интернет

Банк Citadele: Мы умеем дистанцировать бизнес от излишней политизации